СВОБОДОМЫСЛИЕ
/ () / Обзоры сайтов / ЮМОРЕСКИ
ЮМОРЕСКИ
07/03/15 14:30  © sartaal
Римские будни

Бывает наши древнеримские мужики после сенокоса заберутся на Колизей, сядут там, ножки свесючи, и семки лузгают, да крылато выражаются друг с дружкой по латыни. А ежели баян где-нибудь раздобудут, то вообще до ночи могут песни петь. Случается какой-нибудь прохожий патриций заслушается, махнет рукой от уха и пустится в пляс вприсядку, а народ ему хлопает и подпевает. И несется тогда над вечным городом родное «Эх, Рим — мать! Второму не бывать!», да так, что слезы на глазах наворачиваются, потому что лепота-то какая, аж за душу берет. Одним словом — античность.
Секретные переговоры Сталина и Гитлера

Давным-давно в одной параллельной галактике...

— Алё! Товарищ Поскребышев? Соедини меня с товарищем... тьфу ты! С Гитлером меня соедини.
— Гитлер у телефона. Кто это?
— Адольф? Адольф, ты меня слышишь?
— Слышу. Алё?
— Ты что творишь, слушай? Ты на кого попер, слушай? Ты какой беспредел устроил, пес шелудивый, а?!
— Алё! Кто это там гавкает?
— С тобой не гавкает, а разговаривает товарищ Сталин!
— Прости, не узнал. Чего с утра такой злой звонишь?
— Твои войска уже под Смоленском! Ты у меня Украину оттяпал, Белоруссию оттяпал, Прибалтику тоже оттяпал. Вот чего я звоню!
— Иосиф, дорогой, ты что заболел? Какие войска? Какой Смоленск?
— Твои войска, мой Смоленск!
— Иосиф, послушай, я тебе правду скажу, ты только внимательно выслушай меня. Никаких войск вермахта на территории СССР нет и быть не может. В начале лета мы действительно проводили учения вблизи границ, но сейчас все подразделения отправлены по казармам и готовятся к зиме. Что касается ситуации в Украине, Белоруссии и Прибалтике, то там прошел референдум о добровольном выходе из состава СССР и последующем присоединении к Рейху. Не волнуйся, Иосиф, все происходит в полном соответствии с международным законодательством. В конце концов, народы имеют право на самоопределение, и если они за нами увязались, то не выкидывать же их.
— Какой референдум?! Какое самоопределение?! Там твоя армия!
— Иосиф, ну услышь ты меня наконец, умоляю. Я ведь не враг тебе. Рейх и СССР подписали договор о взаимном ненападении, и я уверяю тебя — ты слышишь? — я даю тебе честное слово, что с нашей стороны этот договор никогда не будет нарушен. Действительно, несколько весьма вежливых солдат вермахта взяли отпуск и отправились на Украину, чтобы помочь местному населению самоопределиться, но я тебе клянусь, что это их частная инициатива, которую мы ни в коем случае не поддерживаем!
— Ты меня за идиота держишь, да? На них твоя форма! Твоя сраная свастика!
— Иосиф, милый, родной, ну что ты прям как глупенький ребенок. Форму эту можно купить в любом военторге, а свастика вообще не моя, ее еще древние индусы придумали. Может у тебя там индусы воюют?
— Ах ты сука! Я тебя найду, слышишь! Я тебя всего порежу нах!
— Иосиф, тебя настраивают против Германии американские кураторы, которые поставляют в СССР оружие. Не слушай их. Россия и Германия всегда были близкими по духу странами. Мы вам коммунизм подарили. Это ведь немецкое изобретение, ты не знал? Гони этих кураторов вон из Кремля, иначе потеряешь страну. И не бери у американцев тушенку — она отравлена.
— Я твою маму е…ал, советчик х…ев!
— Не надо раскачивать лодку, Иосиф. Береги нервы, они тебе еще пригодятся… Кстати, что за беспредел ты там устроил? Я вообще не ожидал от тебя такой подлости…
— Я устроил? Какой еще беспредел?!
— Почему СССР перестала выплачивать пенсии и пособия на территории Украины, Белоруссии и так далее?
— Что-о-о?! Да потому что ты их оккупировал!
— Иосиф, тебя неправильно информировали. Оккупация — это временный процесс, а Украина и Белоруссия отсоединились от СССР навсегда. Это во-первых, а, во-вторых, Иосиф, ты не прав. Эти люди, которые там живут, они работали на СССР, а ты оставил их в трудную минуту без средств существования. Это же пенсионеры, дети, инвалиды. Неужели тебе их не жалко? Скоро зима, Иосиф, я не понимаю, как можно быть таким бесчеловечным? Мы в Рейхе никогда не допустили бы…
— Я тебя уничтожу к чертовой матери вместе с твоим Рейхом!
— Это экстремизм, Иосиф. Я — законно избранный фюрер, представляющий интересы подавляющего большинства немецкого народа. Ты видел мои рейтинги, Иосиф? Знаешь пословицу: без Гитлера нет Рейха? То-то же. Германия — великая суверенная держава, один из столпов многополярного мира, и мы никому не позволим вмешиваться в наши внутренние дела — так и передай своим американским кукловодам. Только смотри тушенкой не подавись.
— Да пошел ты!

На этом стенограмма разговора обрывается.
Пресс-конференция Адольфа Гитлера

Внимание! Все имена изменены, а любые совпадения с реальными гитлерами — абсолютно случайны.

Секретарь: Дамы и господа, поприветствуем Адольфа Гитлера.
Журналисты: Хайль! Хайль! Хайль!
Гитлер: Здравствуйте, здравствуйте. Рад всех вас здесь сегодня видеть. С прошлой пресс-конференции прошел год, многое изменилось: что-то стало лучше, а что-то... еще лучше (смеется). Но о наших достижениях мы поговорим немного позже, когда мне принесут свежие сводки с фронта, а сейчас ваши вопросы, пожалуйста.
Секретарь: Вы, да, вот вы. Задавайте ваш вопрос.
Дмитрих: Хайль Гитлер! Дмитрих Кисельберг, радиостанция «Рейх 1». Мой фюрер, все мы знаем и видим, как изменилась под вашим руководством Германия, причем изменилась в лучшую сторону: строятся дороги, заработали многие предприятия, обанкротившиеся и распроданные евреям при вашем предшественнике, у людей снова появилась надежда и смысл жизни. И вместе с тем, неблагоприятная ситуация, сложившаяся вокруг нашей страны в последние годы, привела в некоторой степени к ухудшению качества жизни самых разных слоев населения: появились очереди в магазинах, продуктовые карточки...
Гитлер: Введение карточек было абсолютно правильным и своевременным решением. Вот вы наверное не знаете, но сегодня по карточке любой немец может получить больше хлеба, чем купить в магазине! Мы ввели карточки не из-за якобы возникшего дефицита продуктов — все это ложь и вражеская пропаганда — наоборот, мы сделали это ради заботы о простых людях. Все, что мы делаем, и я хочу донести эту мысль до каждого, все что мы делаем — во имя и ради народа. Продолжайте ваш вопрос.
Дмитрих: Так вот, некоторые непатриотически настроенные граждане говорят, что мы зря присоединили Брестскую крепость, Украину и другие регионы, добровольно пожелавшие войти в состав Рейха. Что вы думаете по этому поводу?
Гитлер: Чепуха это все, ну вот просто чушь собачья, сапоги всмятку какие-то. Я вам скажу правду, как она есть, потому что много слухов ходит и спекуляций на эту тему, и нужно поскорее расставить все по своим местам: если бы мы не присоединили к Рейху Брестскую крепость и Украину, Сталин все равно бы нашел повод, чтобы на нас напасть. Понимаете? Ему любой повод сгодился бы, абсолютно любой. А ситуация с Брестом и Украиной просто расставила все по своим местам и показала, кто настоящий агрессор, а кто жертва. Мы с самого начала знали, что Сталин не простит нам освобождение Украины, и что он обязательно введет против нас санкции, а потом и вовсе объявит войну, но мы сознательно пошли на это. Почему? Мы не могли смотреть на страдания людей на Украине, умирающих от голода под гнетом коммунистической хунты. Мы что не заем сколько там человек умерло? Сколько детей, похожих на скелеты, валялось на улицах советских деревень? Наша пресса печатала эти фотографии, но лидеры так называемых «цивилизованных государств» оказались равнодушны к страданиям простых украинцев. Разве мы могли просто смотреть на это и ничего не предпринимать? Нет! Я взял на себя всю политическую ответственность и сказал: с этим нужно что-то делать, людей нужно спасать, поэтому мы отправили несколько гуманитарных конвоев на Украину, а Сталин обвинил нас в нападении на СССР и его каратели — эти зомбированные коммунистической пропагандой безжалостные боевики — открыли огонь по нашим добровольцам! Мы все знаем, что там сейчас происходит: идет война, но я вас уверяю, от наших пуль и снарядов не погиб ни один мирный житель! Подчеркиваю, ни один! Если где-то кого-то и убили, то исключительно коммунисты. Скажу откровенно: наш рейхпрокурор уже замучился возбуждать уголовные дела о преступлениях сталинской хунты, но это надо, просто-таки необходимо делать. И тут я бы хотел поблагодарить вас — журналистов, ведь именно журналисты Третьего Рейха — единственные, кто правдиво и не предвзято освещают войну на восточном фронте. Я знаю, что многие ваши коллеги погибли от пуль советских карателей за свою честную принципиальную позицию. Спасибо им и вечная память.
(аплодисменты в зале)
Секретарь: Следующий вопрос.
Шавкер: Хайль Гитлер! Шавкер, газета «Берлинский гестаповец». Недавно лживая коммунистическая пропаганда распространила слухи о том, что советские войска якобы вошли в наш концентрационный лагерь на территории Польши и освободили несколько тысяч заключенных, находившихся в крайней степени истощения. Как вы это прокомментируете?
Гитлер: А как это можно прокомментировать? Как вообще можно комментировать полную чушь и бред?! Если они нашли наш концентрационный лагерь, пусть предъявят доказательства, что он наш! Где доказательства? С самого начала войны Сталин и его вашингтонские хозяева не предъявили ни одного доказательства преступлений Третьего Рейха. Мало того, они напали на нас, когда у них даже теоретически не могло быть таких доказательств. Все это — проявление двойных стандартов, свойственных к сожалению мировой еврейской закулисе. А почему советские войска не вошли сначала в ГУЛАГ и не освободили всех политических заключенных в своей стране? И не покаялись за всех расстрелянных ученых, писателей, священников? Почему они пошли к нам кого-то тут освобождать? Пусть сначала вынут бревно из своего глаза, а потом поучают другие народы, как им жить!
Секретарь: Спасибо. Следующий вопрос...
Гитлер: Подождите, я еще не закончил.
Секретарь: Простите, мой фюрер.
Гитлер: Если концентрационный лагерь нашли на территории Польши, значит по всем международным соглашениям отвечать за него должна Польша. Это на их территории произошла трагедия. Куда спрашивается смотрели польские власти? Почему позволили? Со своей стороны скажу, что мы всегда уважали суверенитет польского государства и никогда не вмешивались в их внутреннюю политику, однако оправдывать подобные преступления мы не будем. Это их позор — пусть теперь с ним и живут, если смогут
Секретарь: Спасибо еще раз. Следующий вопрос. Вот вы, да, справа! Иностранная пресса.
Блядья де Курви: Хайль, радиостанция «Рейх Тудэй». Я бы хотела отвлечься немного от политики и спросить вас про Олимпийские игры. Все мы помним это грандиозное событие, когда Рейх показал всему миру свою силу и мощь. Об этом тогда много писали, что Германия упрочила свое положение на мировой арене и так далеко ушла в своем развитии, что другие цивилизованные страны просто не поспевают за ней. Но мой вопрос не об этом. Помните, во время церемонии открытия Игр одно из колец не раскрылось, и над стадионом повисли четыре кольца, образовавшие цифру «88». Восьмая буква арийского алфавита «H», а «88» — это символ приветствия "Heil Hitler!". Словно весь мир приветствовал вас тогда, мой фюрер, — в минуту одного из ваших триумфов. Что вы почувствовали в тот момент? Восприняли ли вы это как знак?
Гитлер: Разумеется! Я всегда знал, что мне уготована великая судьба спасителя Германии. Во время открытия Олимпиады.... Сам Бог указал на меня в тот момент своим перстом. Он как бы говорил великому немецкому народу: смотрите — вот он мой посланник, слушайтесь его и любите, потому что альтернативы ему нет и быть не может. Это был эпохальный и вместе с тем очень трогательный момент, который никогда не забуду ни я, ни весь немецкий народ...

Берлин, 1 апреля 1945 года
Конец сказки

...и тогда Иванушка-Дурачок обнял спасенную Прынцессу и сказал ей три самых главных слова, которые мечтает услышать каждая Прынцесса от своего Дурачка:
— Я люблю тебя Трать сколько хочешь!
— Спасибо, милый, — ответила она, выгребая из его карманов кредитные карточки с последней мелочью, и упорхнула прочь.
Есть чо?

Однажды, когда Будда и его ученик Ананда прогуливались в саду, к ним подошел человек и спросил:
— Есть чо?
— Нет, но если бы было, то я обязательно поделился бы с тобой.
Ананда был удивлен таким ответом Будды, поскольку знал, что есть, однако ничего не сказал.
Через некоторое время к ним подошел еще один человек и задал тот же вопрос:
— Есть чо?
Будда, взглянув на человека, ответил:
— Да, но тебе я не дам.
Услышав такие слова, Ананда был еще больше удивлен, ведь у них ничего уже не осталось.
День прошел, и вечером Будда и Ананда сидели под деревом, наблюдая за закатом. В этот момент к ним подошел еще один человек и снова спросил:
— Есть чо?
Будда в ответ не сказал ни слова, он просто сделал жест рукой и пригласил человека сесть. Так они сидели втроем и курили до самой ночи. Затем человек поднялся.
— Благодарю, — сказал он и ушел.
На этот раз удивлению Ананды не было предела и он все-таки решился задать вопрос Будде:
— В один день к тебе подходят три разных человека, задают тебе один и тот же вопрос, а ты даешь им совершенно разные ответы. Объясни, почему?
— Первые двое, — ответил Будда, — были халявщиками.
— А третий? — спросил Ананда.
— Этот человек подлинный мудрец — он принес с собой.
СКОПИПИЗЖЕНО С tannarh.narod.ru

Ex.time (sec): 0.03873